There was once a young man, who wished to gain his Heart's Desire" (c) "Stardust"
Они огромны.
И мохнаты.
И ухабисты.
И я в них влюбилась.

Туда отвратительно добираться. День на поезде и пять часов по тряской, отвратительной просёлочно-горной дороге в тряском, тесном, отвратительно-допотопном автомобиле. Я не умею спать сидя и не умею спать, когда шумно, светло или жарко. Как итог - я не спала вообще, думала о смысле жизни и прочей ерунде.
Горы - это когда с собой берут только свитера и штаны размером с двух меня. В конечному итоге мы, мятые и тонущие в одежде, отмахав невесть сколько, вывалились из чёртовой машины, чтобы мать могла в полной мере насладится потрясающим зрелищем наших отвисших челюстей.
Буковель как бы затихарился между вершинами, а они везде, везде. Шёл дождь, но прямо впереди виднелся почти отвесный спуск, покрытый снегом.
К слову, после нескольких неудачных опытов спуск перестал казаться отвесным и стал просто
Спуском.

Нас с братом поставили на лыжи, запихнули на подъёмник и отпустили.
После того, как я пару раз свалилась на своего инструктора, дело пошло на лад. В первый раз, правда, мы свалились на чью-то лужу крови, но это мелочи.

Когда я ехала вниз, я повторяла "лыжа - это моя разросшаяся и уплощённая стопа". Ну, для уверенности. Когда перестаешь ощущать лыжины как груз на ногах, а начинаешь воспринимать их как своё продолжение, спуски становятся блаженством.
А потом вылезаешь из ботинок - суровая реальность - ноги не сгибаются.

В среднем мы проводили на трассах четыре-пять часов. За три дня я поднялась на подъёмнике 26 раз и съехала, разумеется, столько же.

Там небо так близко.

А по ночам мне снилось, как я я разворачиваюсь и торможу.
Были и кошмары, впрочем - некоторые трассы там неограждены и с боков продолжаются в обрывы - иногда казалось, что падаю туда, прямо на те огромаднейшие ели.
А за окном у нас дико шумела горная речка.
И было круто.

@темы: Зима, Моё "Было", О Жизни, Потяги к Позитиву, Тонуть в небе